All Vinyl - Клуб меломанов.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



О - Оперы

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Оберон
Опера в трех действиях Карла Марии фон Вебера на либретто (по-английски) Джеймса Робинзона Планше, основанное на средневековой французской поэме «Гюон де Бордо».
Действующие лица:
ГЮОН ДЕ БОРДО (тенор)
ШЕРАЗМИН, его оруженосец (баритон)
ОБЕРОН, король фей (тенор)
ПУК, слуга Титании (контральто)
РЕЗИЯ, дочь Гаруна-аль-Рашида (сопрано)
ФАТИМА, ее прислужница (меццо-сопрано)
КАРЛ ВЕЛИКИЙ, император франков (бас)
ГАРУН-АЛЬ-РАШИД, калиф Багдада (бас)
БАБЕХАН, персидский князь, жених Резии (баритон)
АЛЬМАНЗОР, эмир Туниса (баритон)
разговорные роли:
РОШАНА, жена Альманзора
ТИТАНИЯ, жена Оберона
НАМУНА, бабушка Фатимы

Время действия: IX век (если вообще это было).
Место действия: сказочная страна, Багдад, Тунис, двор Карла Великого.
Первое исполнение: Лондон, 12 апреля 1826 года.

Джеймс Робинзон Планше, который состряпал эту романтическую полудраму, напоминающую сон и ставшую либретто «Оберона», был довольно известным в свое время антикваром, преуспевающим драматургом и признанным новатором английского театра. Он был первым в истории английской драматургии, кто облачил персонажи исторических пьес в костюмы, которые те действительно могли носить в свое время, то есть пошел по пути исторической достоверности. (Первой такой пьесой была «Король Джон» Шекспира, поставленная Чарльзом Кембелом). Он также культивировал такую форму театральных развлечений, в которой соединялись музыка, танец, игра. Это всегда было нечто романтическое, то, что теперь мы называем пантомимой.

«Оберон» действительно очень похож на пантомиму. Чего здесь только нет: одни персонажи поют, у других разговорные партии; есть здесь и балет, и магия. И при этом всё счастливо кончается. Однако природа этого сюжета не столь уж отличается от «Вольного стрелка», как это показалось поначалу Веберу, когда он получил книгу с либретто. Кембел, бывший тогда под большим впечатлением от «Вольного стрелка», специально ездил в Германию, чтобы убедить композитора написать оперу для «Ковент-Гарден», и сюжет «Оберона» был одним из двух, которые он настойчиво предлагал композитору взять. Другим сюжетом был «Фауст». Вебер выбрал «Оберона», а Кембел — Планше, чтобы тот написал либретто.

Оба — либреттист и композитор — были в высшей степени добросовестными людьми. Написав либретто по-английски (Планше ведь был англичанином, несмотря на свою французскую фамилию), он перевел его затем на французский специально для Вебера и этот вариант послал ему. Но Вебер тем временем сам взялся за изучение английского и написал своему соавтору следующее благодарственное письмо: «Я чрезвычайно благодарю Вас за Вашу любезность перевод стихов на французский язык, но это было необязательно делать, поскольку я, хотя еще и слабый, но все прилежный ученик, изучающий английский».

Именно эта добросовестность Вебера оказалась причино грустного конца нашей истории. Ему еще не было и сорока лет, но он был уже очень больным человеком, когда принял предложение Кембела. Тем не менее он написал музыку через шесть недель, сам отправился в Лондон, чтобы следить за ходом всех пятнадцати репетиций, дирижировал примерно дюжиной исполнений оперы, а также несколькими концертами, а затем тихо скончался. Он прекрасно знал, что у него мало шансов выздороветь, но не щадил своих сил. Заработанный им за три месяца в Лондоне гонорар (5355 долларов) был поистине божией милостью для его лишенных средств к существованию жены и детей.

Яркая сценическая природа оперы и очень высокие требования, предъявляемые партитурой к ведущим сопрано и тенору, останавливали многих талантливых режиссеров, задумывавших поставить эту оперу; а многие из прошлых постановок, которые все же были осуществлены, в той или иной мере искажали авторский замысел. Можно констатировать, что опера эта при своих постановках в равной степени знала как успех, так и провал. Но в середине 1950-х годов парижская Гранд-опера представила ее как столь грандиозное зрелище, что музыка в нем, по-видимому, была самым малым, что влекло толпы народа посмотреть его. Быть может, действительно нет иного способа сохранить музыку этой оперы для потомков, нежели исполнять в качестве концертных номеров знаменитую увертюру и большую сопрановую арию. В сущности, это все, что большинство из нас слышало из этой оперы.

УВЕРТЮРА

Постоянные посетители концертов симфонической музыки так хорошо знакомы с увертюрой из «Оберона», что редко задумываются о том, что она сконструирована из тем, которые играют важную драматургическую роль в самой опере. Однако, если взглянуть на увертюру в контексте оперы, то можно обнаружить, что каждая из ее необычайно знакомых тем связана с той или иной драматургически значимой ролью этой сказки. Так, вступительный мягкий зов рога — это мелодия, которую герой сам исполняет на своем волшебном роге; быстро спускающиеся аккорды у деревянных духовых используются для того, чтобы нарисовать фон или атмосферу сказочного царства; взволнованные поднимающиеся ввысь скрипки, открывающие Allegro, используются для сопровождения бегства влюбленных на корабль; чудесная, похожая на молитвенную, мелодия, исполняема сначала кларнетом соло, а затем струнными, превращаете действительно в молитву героя; в то время как триумфальная тема, исполняемая сначала спокойно, а затем в радостном fortissimo вновь появляется в качестве кульминаци грандиозной арии сопрано — «Океан, ты могущественны монстр».

ДЕЙСТВИЕ I

Сцена 1. В окружении фей спит их царь Оберон; те временем феи, эти сказочные существа, поют для него. Слуга Титании, жены Оберона, Пук рассказывает нам, чт Оберон и его царица Титания поссорились и царь поклялся, что не помирится до тех пор, пока не найдет пару смертных влюбленных, которые были бы верны друг другу до конца дней своих.

Когда Оберон просыпается, сожалеющий о таком обороте дел, Пук рассказыват ему о молодом легендарном рыцаре по имени Гюон де Бордо. Этот герой убил в честном бою сына Карла Великого, и этот монарх вынес приговор: он должен исполнить неисполнимое. Состоит оно в следующем: Гюон должен отправиться в Багдад, убить там того, кто сидит по правую руку калифа и завоевать любовь и руку дочери восточного владыки. Оберон видит в этом возможность исполнения своего обета и, употребив сверхъестественные силы, напускает на рыцаря Гюона и его оруженосца Шеразмин глубокий сон. Пока они спят, Оберон демонстрирует им видение дочери калифа, Резии, которая взывает о помощи. Когда видение исчезает, Гюон просыпается, и Оберон говорит ему, чтобы он спас девушку. При этом Оберон дает ему волшебный рог, стоит лишь протрубить в который, и помощь не замедлит явиться в минуту опасности. Сцена завершается тем, что Гюон, сопровождаемый хором, с радостью принимает это задание. Оберон переносит его Багдад.

Сцена 2. В чисто драматическом эпизоде, то есть таком, в котором происходят лишь разговоры, не сопровождаемые музыкой, Гюон спасает темнокожего незнакомца от льва. Когда опасность оказывается позади, выясняется, что незнакомец этот сарацинский принц по имени Бабехан, который намеревается жениться на возлюбленной Гюона (рыцарь успел влюбиться в видение) Резии. Бабехан, этот мерзкий тип, нападает на Гюона, призывая себе в подручные своих сопровождающих, но наш доблестный герой и его оруженосец побеждают неблагодарного злодея.

Сцена 3. Гюон встречает очень древнюю старуху по имени Намуна, бабку очаровательной служанки Резии, Фатимы. Намуна знает все дворцовые сплетни и рассказывает ему, что Резия должна выйти замуж буквально завтра. Однако невеста, очевидно, увидела Гюона в представшем ей видении и поклялась принадлежать только ему и никому другому. Эта сцена, как и предыдущая, вплоть до этого момента развивается как драматическая (то есть в виде разговорных диалогов, не сопровождаемых музыкой), но, когда Гюон остается один, он поет длинную и очень трудную арию, в которой с еще большей решительностью заявляет о своем стремлении добиться девушки.

Сцена 4. В своей комнате во дворце Гаруна-аль-Рашида Резия говорит своей прислужнице Фатиме, что никогда не выйдет замуж ни за кого, кроме Гюона, и что если Бабехан вздумает жениться на ней, она покончит с собой. Фатима сообщает ей, что помощь уже близка; две девушки поют дуэт; за сценой слышится марш, и Резия радостно подхватывает его.

ДЕЙСТВИЕ II

Сцена 1. В тронном зале дворца Гаруна-аль-Рашида хор славит легендарного калифа. Бабехан заявляет, что не может больше откладывать свою женитьбу на Резии, и вот сказочная невеста предстает перед ним, полная скорби, в сопровождении танцующих девушек. Но снаружи слышны голоса освободителей. Они с боем прокладывают себе путь во Дворец; Гюон вбегает в зал, видит Бабехана, сидящего справа от калифа, и убивает его. Он дудит в свой волшебныи рог, и все тут же застывают в тех позах, в каких они находились. Гюон и Шеразмин убегают, захватив с собой Резию и Фатиму.

Сцена 2. В саду дворца калифа стража пытается задержать четверых беглецов, но и здесь на помощь им приходит волшебный рог Гюона, хотя в суматохе он умудряется каким-то образом потерять этот важный музыкальный инструмент. Фатима и Шеразмин неожиданно для себя вдруг обнаруживают, что влюблены друг в друга, как и их хозяева, и поют любовный дуэт. Он переходит в квартет четырех влюбленных. Затем все они садятся на корабль.

Сцена 3. Чтобы убедиться, что избранный им пример преданной любви до гроба есть и в самом деле истинный, Оберон приготовил влюбленным еще одно суровое испытание. Пук и его сказочная команда подняли на море ужасную бурю, в которой корабль с влюбленными терпит крушение. Гюону, однако, удается вытащить обессиленную Резию на берег, где она приходит в чувство после трогательной молитвы, спетой ее возлюбленным. Затем он отправляется на поиски Шеразмина и Фатимы, а Резия остается одна, чтобы спеть свою самую знаменитую арию в этой опере, «Океан, ты могущественный монстр» — пространное, очень драматичное и варьируемое на разный лад обращение к океану. В конце своей арии (который похож на окончание даже еще более знаменитой увертюры) она видит приближающийся корабль. Увы, это, как выясняется, пиратский бот. Пираты высаживаются и связывают Резию, чтобы похитить ее, но в критический момент прибегает Гюон и атакует их. Пиратов, однако, очень много, а поскольку рыцарь потерял свой волшебный рог, он проигрывает сражение, и его оставляют на берегу умирать одного: пираты уходят на свой корабль, чтобы отчалить.

Тем не менее действие завершается на спокойной ноте. Возвращается Пук, ведя с собой фей. С ними и Оберон. Два главных персонажа поют дуэт, а феи — свой хор; все на сцене удовлетворены ходом интриги. А зрители — в восторге от той сказочной атмосферы, которую создает музыка.

ДЕЙСТВИЕ III

Пираты продали Резию в рабство в Тунис; Фатима и Шеразмин оказались в таком же положении. Двое молодых влюбленных, к счастью, служат добродушному североафриканцу по имени Ибрагим (который ни разу не появляется на сцене), и из их дуэта нам ясно, что они не так уж несчастливы в этом своем положении.

Пук, согласно плану, приводит к ним Гюона. Рыцарь узнает, что Резия, по слухам, находится в этом же городе, и вот они обсуждают, каким образом Гюону устроиться на службу к Ибрагиму, чтобы он смог осмотреться. (Вся ситуация здесь, как и то, что затем следует, поразительно похожа на обстоятельства моцартовского «Похищения из сераля».)

Сцена 2. Новым хозяином Резии оказывается сам эмир Туниса Альманзор. В его дворце Резия, полная скорби, горюет о своей судьбе. В этот момент к ней является сам эмир, чтобы сказать, что, хотя она и нравится ему, он ничего не сделает против ее воли.

Сцена 3. В короткой сцене, которая происходит снова у Ибрагима, Гюон получает послание, написанное цветистым восточным языком. Его переводит Фатима. Оно от Резии, которая зовет его прийти к ней. В экстатичном порыве Гюон устремляется к ней.

Сцена 4. Но во дворце эмира его встречает не Резия, а Рошана, ужасно ревнивая жена эмира. Рошана предлагает ему себя и свой трон, если он убьет Альманзора. Но ни пьянящий танец Рошаны, ни ее женские прелести не могут заставить верного героя изменить своей любви. Он пытается бежать из ее комнаты, но как раз в этот момент входит эмир со своей стражей, и Гюона хватают. Когда же Рошана заносит кинжал, чтобы ударить своего мужа, все оборачивается самым мрачным образом. Ее хватают и уводят, а Гюона осуждают на сожжение заживо. Резия отчаянно вступается за него, но Альманзор, ставший теперь непреклонным, приговаривает и ее к такой же ужасной смерти.

Но Шеразмин нашел — не известно, где и как — добрый старый рог, причем в целости и сохранности. Он появляется очень кстати — в самый критический момент, приведя с собой Фатиму. Он дудит в рог — и все африканцы, окаменев, замирают, и четверо влюбленных решают, что настало время воззвать к Оберону. (В конце концов, надо же его проучить за все их злоключения.) Оберон грациозно появляется, подобно Deus ex machina (лат. — Бог из машины) в конце греческой трагедии и тут же волшебным образом переправляет их ко двору Карла Великого. Гюон докладывает императору, что его миссия исполнена. Карл Великий его прощает. Финал оперы — грандиозный ликующий хор.

Postscriptum по поводу исторических обстоятельств этого сюжета. Единственные достоверные исторические фигуры среди персонажей оперы — это Карл Великий, правивший в IX веке, и Гарун-аль-Рашид, правивший в VIII веке. Большинство главных эпизодов «Оберона» можно найти в предании о Гюоне де Бордо, относящемуся к XIII веку, где наш герой предстает еще более невероятной фигурой, чем в опере.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)

0

2

«Орфе́й и Эвриди́ка» (итал. Orfeo ed Euridice) — опера К. В. Глюка, созданная в 1762 году на сюжет греческого мифа об Орфее. Опера положила начало «оперной реформе» Глюка, направленной на достижение органичного слияния музыки и драмы и подчинение музыкального развития драматическому[1][2]. Первоначальная версия либретто написана Раньери де Кальцабиджи на итальянском языке. Премьера оперы состоялась 5 октября 1762 года в «Бургтеатре» в Вене. Партию Орфея исполнил контр-альт Гаэтано Гуаданьи.
В дальнейшем опера была пересмотрена автором, и в 1774 году подготовлена новая редакция с либретто на французском языке, автором которого стал П.Л. Молина. Эта версия оперы впервые представлена публике 2 августа 1774 года в Париже, в Королевской академии музыки. В редакции 1774 года партия Орфея написана для другого голоса: не альта (как в первоначальной), а тенора.
В 1859 году Г. Берлиозом подготовлена собственная редакция оперы, где партия Орфея предназначена для женского голоса (меццо-сопрано или контральто).
«Орфе́й и Эвриди́ка» (итал. Orfeo ed Euridice) — опера К. В. Глюка, созданная в 1762 году на сюжет греческого мифа об Орфее. Опера положила начало «оперной реформе» Глюка, направленной на достижение органичного слияния музыки и драмы и подчинение музыкального развития драматическому[1][2]. Первоначальная версия либретто написана Раньери де Кальцабиджи на итальянском языке. Премьера оперы состоялась 5 октября 1762 года в «Бургтеатре» в Вене. Партию Орфея исполнил контр-альт Гаэтано Гуаданьи.
В дальнейшем опера была пересмотрена автором, и в 1774 году подготовлена новая редакция с либретто на французском языке, автором которого стал П.Л. Молина. Эта версия оперы впервые представлена публике 2 августа 1774 года в Париже, в Королевской академии музыки. В редакции 1774 года партия Орфея написана для другого голоса: не альта (как в первоначальной), а тенора.
В 1859 году Г. Берлиозом подготовлена собственная редакция оперы, где партия Орфея предназначена для женского голоса (меццо-сопрано или контральто).
Действие оперы происходит в древней Элладе в доисторические времена. Сюжет оперы взят из античного мифа, имеющего много различных вариантов. Либреттист первоначальной редакции оперы Раньери де Кальцабиджи выбрал вариант, содержащийся в «Георгиках» Вергилия.[1]
История постановок
Премьера оперы состоялась 5 октября 1762 года в «Бургтеатре» в Вене.
Пересмотренная версия оперы впервые представлеа публике 2 августа 1774 года в Париже, в Королевской академии музыки.
WIKI

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC